Личностные особенности детей и подростков с отклонениями в развитии

Статьи о педагогике » Личностные особенности детей и подростков с отклонениями в развитии

Личность представляет собой одно из наиболее сложных психологических образований с точки зрения структуры, генезиса и функционирования. Именно поэтому данная кате­гория в психологии выглядит так противоречиво и неоднознач­но. Существует много теорий личности, по-разному трактую­щих сущность этого феномена. С точки зрения современного системного подхода личность чаще всего рассматривается не как отдельный компонент психики, а как ее особое свойство, способ организации и саморегуляции. Более широко личность можно трактовать как особое качество, присущее исключитель­но человеку. Личность характеризует человека со стороны его общественных связей и отношений с другими людьми. Поэто­му данное понятие приобретает конкретный смысл лишь в си­стеме этих отношений, воплощаемых через социальные роли.

А. Н. Леонтьев характеризовал личность как системное и сверхчувственное качество, указывая при этом на то, что носи­телем этого качества является телесный, чувственный индивид с присущими ему врожденными и приобретенными свойствами. По­следние представляют собой лишь условия и предпосылки формиро­вания личности человека, не предопределяя всецело ее сущности.

Сказанное означает, что личность — особый способ суще­ствования человека в обществе как представителя определен­ной группы. Основное целевое предназначение личности состоит в саморегуляции социального поведения человека от­носительно других индивидуумов. В связи с этим представля­ется вполне оправданным мнение некоторых исследователей, рассматривающих в качестве единицы анализа личности та­кую категорию, как поступок, понимаемый как сознательное действие нравственного самоопределения человека, в котором он утверждает себя в своем отношении к другим людям и к самому себе. Именно поступок раскрывает сущность личности, ее позиции, мотивы и способы поведения, реализующие те или иные жизненные цели человека.

Личность — это человек, свободно и ответственно опреде­ляющий свое место среди других членов общества. Выражаясь словами М. М. Бахтина, субъект поступания, то есть свободно­го социального действия. Таким образом, личность представля­ет собой исключительно социокультурное образование. Это не просто форма существования человека в обществе, но и един­ственный из возможных способов личностного развития. Толь­ко включенность в общественные отношения позволяет чело­веку обрести данное качество. Вне этого процесса, даже при условии совершенно сохранных биологических предпосылок, формирование личности принципиально невозможно.

Длительное время в отечественной психологии проблема­тика личности исследовалась преимущественно в теоретико-методологическом, философском аспекте. Но начиная при­мерно с 70-х годов доминировать стал конкретно-психологи­ческий, в том числе и экспериментальный подход.

В специальной психологии сохранялось аналогичное по­ложение. Основное внимание в исследовательской практике уделялось изучению познавательных процессов. Во многом это было обусловлено потребностями и запросами системы обра­зования детей с отклонениями в развитии. Но по мере осо­знания значимости проблем трудовой адаптации и социаль­ной интеграции инвалидов, в специальной психологии все больше актуализировался интерес к вопросам формирования личности при различных отклонениях в развитии. Постепен­но стали появляться исследования, посвященные особенностям эмоциональной сферы, потребностей, интересов, мотивов, самооценки лиц с различными формами дизонтогенеза.

Одновременно с этим в специальной психологии развер­нулась весьма бурная дискуссия о том, может или не может первичное нарушение оказывать негативное влияние на ход формирования личности, и если может, то каковы механизмы этого влияния. Все многообразие высказываемых точек зре­ния сводилось к трем принципиальным позициям. Первая состояла в отрицании какого бы то ни было негативного вли­яния ядерного расстройства на процесс становления лично­сти особого ребенка. Представители этой точки зрения ссы­лались на социальный характер детерминации этого, отрицая роль биологического фактора.

Сторонники второго подхода отстаивали идею о дифферен­цированном влиянии основного патогенного фактора. Пред­полагалось, что одни стороны развивающейся личности под­вержены негативному воздействию первичной патологии в большей степени, чем другие. При этом подчеркивалось, что существуют определенные структурные компоненты личности, характеризующиеся особой толерантностью в этом отношении.

Наконец, представители третьего направления считали, что развитие личности в целом должно с неизбежностью испы­тывать на себе негативное влияние основного нарушения.

Упомянутая нами дискуссия остается актуальной и по сей день. Не потеряв своей остроты и значимости, она со време­нем утратила ненужный оттенок категоричности. Кроме того, ее участники обладают сегодня весьма широкой эмпиричес­кой доказательной базой. Но подобная дискуссия будет иметь корректный и продуктивный характер только в том случае, если лица, ведущие ее, пользуются вполне определенными и конкретно-содержательными общими для всех психологиче­скими категориями.

Сегодня вряд ли может вызывать сомнения идея о негатив­ном влиянии исходного нарушения на процесс формирова­ния личности особого ребенка, по той простой причине, что сам этот процесс составляет лишь одну из сторон онтогенеза психики в целом. Системный характер строения человечес­кого сознания предполагает, что нарушение одного его ком­понента на определенном этапе с неизбежностью должно ска­заться на остальных. Основное содержание проблемы состо­ит в раскрытии механизма влияния исходного нарушения на процесс формирования личности, роли и значения многочис­ленных опосредующих факторов, действующих каждый раз по-разному в зависимости от характера нарушения, его выра­женности и длительности.

Весьма важным и не до конца решенным остается вопрос о характерологической специфичности разных форм дизонто­генеза. Проще говоря, о том, существуют ли типичные черты личности, свойственные только для незрячих, неслышащих и т. д.? Попытки создания подобных типологий производи­лись неоднократно, тем более что в сфере обыденного созна­ния существование такого рода качеств не подлежит сомне­нию. Вместе с тем если обобщить разнородные и нередко про­тиворечивые данные, полученные опытным путем, то прежде всего обращает на себя внимание, что патогенное воздействие многочисленных нарушений на процесс формирования лич­ности описывается через выделение весьма схожих отрицательных черт характера. Природу возникновения этих черт, как правило, не подвергают детальному изучению. Тем не менее, не раскрыв механизм возникновения тех или иных характе­рологических особенностей, мы не сможем с достоверностью судить о том, насколько они закономерны, типичны или слу­чайны для данной категории нарушений.

Среди упомянутых черт чаще всего встречаются следующие: сужение сферы интересов и потребностей, снижение уровня общей активности, ослабление мотивационной сферы с до­минированием мотива избегания неудачи и редуцированным мотивом достижения, что выражается в отказе от борьбы. Кро­ме того, указывается на преобладание экстернального локуса контроля, высокие показатели интравертированности, апатич­ность, безынициативность, эгоцентрические установки, аутичность, тревожность, недоверчивость, внушаемость, склонность к подражанию, бедное содержание самосознания, не­адекватно завышенная или заниженная неустойчивая само­оценка, существенные расхождения между образом реально­го и идеального «Я» и многое другое. Клинические исследо­вания отмечают наличие многочисленных невротических синдромов и психопатических черт характера.

Представленный перечень далеко не полный и без особого труда может быть расширен. Но в данном случае важно дру­гое: все эти качества характеризуют личность в целом со сто­роны ее незрелости. Не удается обнаружить ни конкретной черты или сочетания черт, типичных только для одной формы нарушенного развития. В той или иной мере все они присут­ствуют в описаниях разных видов дизонтогенеза. Происходит это по причине, на которую мы указывали в разделе «методы специальной психологии

».

Исследования и выводы делаются на основе сравнения ре­зультатов только двух групп испытуемых — основной, пред­ставленной детьми с определенной формой отклонения, и контрольной, состоящей из нормально развивающихся свер­стников. Выделенные характерологические отличия прини­маются за специфические черты, присущие личностному раз­витию детей данной категории нарушенного развития. Но ус­тановить степень специфичности можно только при условии сопоставления полученных результатов с аналогичными дан­ными по группе детей с иной формой дизонтогенеза, чего, как правило, не делается. Поэтому также выводы неубедительны и необоснованны. Следует отметить, что при изучении лич­ностных особенностей детей и подростков с отклонениями в развитии важна фиксация не только отличий, но и сходства. Игнорирование последнего, по сути, закрывает нам возмож­ность понять своеобразие личности и ее природу в условиях разных форм дизонтогенеза.

Необходимо особо подчеркнуть и то, что приведенный спи­сок негативных личностных характеристик может быть свой­ственен не только лицам с разными формами нарушенного развития, но и вовсе без таковых. Отличия, скорее всего, могут касаться лишь степени выраженности, устойчивости и ве­роятности возникновения.

Таким образом, к сходному результату, то есть к общему набору отрицательных свойств, способны приводить совер­шенно различные причины, что, вероятнее всего, свидетель­ствует о непрямом, опосредованном их влиянии. Это дает ос­нование отнести вышеуказанные отрицательные свойства лич­ности к разряду модально-неспецифических закономерностей нарушенного развития, да и то как факультативных, имеющих место не всегда и не у всех.

Необязательность отрицательной характерологии также находит свое проявление в ее неустойчивости. Поскольку большинство исследований проводились и проводятся в ос­новном на детях и подростках, то описываемые в них черты с большой долей вероятности могут представлять лишь опре­деленный возрастной этап в становлении характера и подвер­гаться в дальнейшем серьезной трансформации. Именно по­этому для установления устойчивых и типических качеств лич­ности необходимо использование не только упомянутой выше расширенной сравнительной схемы исследования, но и при­менения лонгитюдной стратегии.

Личностные изменения, как уже говорилось, возникают не прямо под влиянием нарушения какой-то конкретной функ­ции, ибо сами функции безличны; они лишь инструмент, сред­ство достижения конкретных человеческих целей. С другой стороны, личность характеризуется внечувственностью, несводимостью к своим природным предпосылкам, в том числе и к отдельным функциям. Она формируется в процессе вклю­чения человека в систему общественных отношений. Та или иная патология затрудняет встраивание в эту систему, изме­няет характер самих отношений как избирательных связей человека с миром, прежде всего с миром культуры. И только опосредованные таким образом недостатки отдельной функ­ции способны повлиять на процесс формирования личности.

Однако то, что изменение отношений с миром человечес­кой культуры при разнообразных видах дизонтогенеза имеет много общих черт — изоляция от общества, настороженное или негативное отношение его членов к инвалидам, непра­вильное семейное воспитание и т. п., способно приводить к похожим характерологическим нарушениям у разных групп лиц. Еще раз подчеркнем, что патобиологический фактор не является единственной причиной дисгармонизации соци­альных отношений человека и общества деформации. Тем не менее результат остается более или менее инвариантным — отклонения в личностном развитии.

Поэтому выделение узкоспецифических типов личности, характерных для определенного вида дизонтогенеза, представ­ляется малоперспективной научной задачей. С подобным ус­пехом можно было бы заниматься описанием единого типа личности здорового человека, игнорируя при этом бесконеч­ное разнообразие его индивидуальной природы, столь же свой­ственной и для инвалида. Различия в данном случае касаются лишь вероятности риска возникновения нарушений в форми­ровании их личности.

Статьи по теме:

Лексика с точки зрения ее происхождения
Процесс формирования словарного состава русского языка длительный и сложный. Вопрос о происхождении и развитии лексики, пути ее развития тесно связан с историей русского народа. Словарный состав, как ...

Периодизация латинских заимствований
Так как основным вопросом данной работы является изучение слов латинского происхождения на уроках русского языка, то, конечно же, нас интересует заимствование именно латинской лексики. Можно выделить ...

Логопедия об особенностях и возможностях овладения письменной речью
Дисграфией называют стойкую неспособность овладеть навыками письма по правилам графики (т.е. руководствуясь фонетическим принципом письма), несмотря на достаточный уровень интеллектуального развития ...

Навигация

Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.freshedu.ru